Москва,

Кривоколенный переулок, д. 14, стр.1 (метро "Чистые пруды"),

Тарутинская улица, д. 1, 

(метро "Славянский бульвар")

smovzhm@gmail.com

Телефон: +7 (916) 015-40-45

  • White Facebook Icon

© 2016 Марина Смовж

Папа, где ты?

Когда речь заходит о влиянии родителей на нашу жизнь, то первым делом, конечно, вспоминается мама. Мы привыкли к тому, что именно она передает нам самые важные, самые основные для собственного жизнетворчества принципы. Она закладывает фундамент существования – базисное доверие к миру. В ее руках сосредоточена безусловная поддержка ребенка. Она передает такие навыки, как забота о близких и эмпатия. Роль матери заключается в том, чтобы сделать из своего дитя человека, способного чувствовать – себя, другого, мир.

 

Однако со второй половины прошлого века к этой роли добавилось еще много других функций. Фактически, в человеческом сознании мать стала единственной ответственной за то, что происходит с ребенком. Помните категоричное у Агнии Барто: «Сынок – забота ваша, на то вы и мамаша!». Как пишет в одной из своих публикаций гештальт-терапевт Наталия Кедрова, материнство заняло лидирующие позиции после того, как отцы дискредитировали себя в мировых войнах, продемонстрировав в глобальном плане неспособность обеспечить безопасность своему потомству. Такая нагрузка на материнскую фигуру, надо сказать, ни к чему хорошему не привела. Первое следствие я уже привела в цитате советской поэтессы. Второе – глубокое чувство вины за то, что эта «забота» плоха, несовершенна, неидеальна. Многие наши матери и мы сами пребываем в этом чувстве вины всю свою жизнь. Лишь единицам удается ассимилировать в себе понятие «достаточно хорошей матери», введенное в психотерапевтический обиход британским психоаналитиком Дональдом Вудсом Винникоттом.

 

При таком раскладе очень удобной выглядит позиция отца. Он как будто находится вне семейной системы. Все ошибки детского воспитания шишечным шквалом валятся на мать. Все комплексы, которые мы проносим сквозь жизнь – материнская «заслуга». Отцовская ответственность в данном случае отсутствует, потому что «папа на работе» и заботится о благосостоянии семьи. Но прикрываясь этим оправданием и сужая отцовскую позицию до обеспечения физиологических и материальных потребностей ребенка и семьи, какой результат достигается? Ответ на этот вопрос у каждого семейства будет свой. Однако общая терапевтическая практика имеет некоторую систему последствий, когда отец ребенка превращается в «тень отца».

 

Отцовская фигура всегда связана с социумом, с установлением правил, дисциплины, с отношением к достижениям ребенка. На этом общее во влиянии папы на формирование мужской и женской идентичности мальчика и девочки, пожалуй, заканчивается. Чтобы не было путаницы ни у вас, ни у меня в формулировке мыслей, имеет смысл отправить «девочек направо», «мальчиков налево».

 

Папа для сына

Для мальчиков отец является многогранным примером, проводником в инициации. Невовлеченность этой фигуры в процесс идентификации приводит к тому, что способы взаимодействия с миром у парня сужаются до женских. Последствия «женского влияния» будут не самыми лучшими для мужчины. Из таких мальчиков очень часто получаются удобные для дам мужчины, которые стремятся угождать женщине (читай, маме). Потеря я-образа мужчины в таких «удобных» для одной стороны отношениях гарантирована. В профессиональном языке это называется созависимостью и означает потерю собственной свободы, выбора, эмоций. Мужчина превращается в функцию. По обеспечению благосостояния других – жены, любовницы, начальницы, своих детей.

 

Другая возможная крайность «женского воспитания» – пожизненное бунтарство против фемининного (читай, маминого) доминирования. Самый распространенный способ проявления – муж-деспот в семье или муж-алкоголик. Еще варианты – гамофобия (боязнь семейной жизни), частая смена партнерш (потому что женщины будут похожи на мать, а надо найти нетакуюкакона!).

 

«Отсутствие» отца мальчик уже в подростничестве может компенсировать личными фантазиями «а как это должно быть по-мужски», видимыми примерами сверстников или далеких мужских фигур и малозначимых близких (например, дедушки или дяди, которых он видит раз в год по обещанию). Диффузия идентичности в данном случае также возможна – собирательный образ, безусловно, дает простор для творческого приспособления, однако не формирует прочность и однозначность позиции.

 

Впрочем, присутствие «чужих» мужчин в жизни ребенка необходимо в определенных случаях. Детские психологи в голос говорят о том, что если у мальчика нет отца, то отцовскую фигуру необходимо создать! Ею может стать тренер футбольной команды, куда он ходит на занятия. Примером может стать отец школьного друга, готовый проводить с мальчишками много времени. Мужской подход может сформировать любимый учитель физики. Но этот подход уместен, когда речь идет о неполной семье.

 

В полном же семействе отец, как я уже писала, является проводником в процессе инициации. Во взаимодействии с отцом мужчина приобретает три важных признака зрелости: во-первых, он признает свой род, во-вторых, умеет противостоять общепринятым мнениям и руководствоваться собственными суждениями и, в-третьих, вырабатывает эмоциональную устойчивость и способность рефлексии происходящих событий и собственных переживаний.

 

Что значит признать свой род? Это значит, что зрелый мужчина, выросший во взаимодействии с отцом, желающим передать свой жизненный опыт, преодолевает свое соперничество с ним. В одной из своих лекций психотерапевт Александр Моховиков, говорил о том, что некоторые мужчины застревают на этом этапе, пытаясь конкурировать с отцом. Результатом такой, энергозатратной и бессмысленной борьбы становится некое изгойство мужчины (вспомните картину Рембрандта «Возвращение блудного сына», да, она про это), смена фамилий (один мой знакомый взял фамилию мамы, желая за что-то отомстить отцу) и т.п.

 

Иметь собственное мнение означает способность делать собственный выбор. Имея это качество, кстати, мужчина уже вряд ли станет дамским угодником, о котором я писала выше.

 

Эмоциональная устойчивость. В русском народном творчестве богатыри с этим качеством назывались «надёжа и опора». Мужчина, способный не впадать в аффект, а отрефлексировать ситуацию и лишь потом принимать решение, действительно, выглядит могучей каменной стеной. Это качество неоценимо для дальнейшего продолжения рода – устойчивый мужчина контейнирует тревогу своей женщины и снимает излишнее напряжение в паре.

Все эти три свойства зрелого мужчины формируются при активном участии отца в жизни сына, повторю еще раз. Результаты «отсутствия» отца в воспитании смотри в начале этой главки.

 

Папа для дочери

 

А теперь поговорим о влиянии отца на формирование женской идентичности. Но сначала все же коснемся материнской фигуры. Безусловно, фундамент нашей женской идентичности закладывает самая близкая старшая женщина. Как правило, это мать. Мама нам говорит – что мы должны знать о себе, она учит нас переживать свое женское состояние на собственном примере. Эти научения – по сути, инициация.

 

И тут, конечно, основная задача – в руках матери. Но без участия отцовской фигуры сформировать женскую идентичность невозможно – женщина проявляет себя во взаимоотношениях с мужчинами, даже когда мужчин нет.

Итак, в процессе инициации у девочки, будущей женщины, формируется триада базовых функции, которыми она в последующей жизни оперирует, изменяет, преобразует.

 

Во-первых, нарабатывается навык нежности, навык проявлять заботу о своем мужчине, о своих детях, о близких и далеких людях. Его девочка «считывает» с матери – как мама проявляет эту заботу, так же и дочь будет заботиться о других. Либо будет отыгрывать антисценарий – если мама проводила со мной мало времени в детстве, то я со своими детьми засяду дома надолго (а то и навсегда, став мамашкой-наседкой).

 

Во-вторых, формируется зрелая сексуальность, внутренняя энергия. И здесь сексуальность имеется ввиду не только в контексте половых отношений с партнером. Эта сексуальность как внутренняя энергия женщины, активность, страсть и желание. Важно, как на меняющееся тело девочки, становящейся девушкой, реагирует среда. Если переменам дают право быть, не принижают, но и не возвышают, то формирование переживания своей сексуальности проходит в норме.

 

В-третьих, создается чувство собственного достоинства, самоуважения, способность делать свой выбор. Это чувство формируется, когда рожденную девочку ждали, когда она занимает свое место в семье, когда ей рады.

Это все – идеальный красивый вариант формирования женской идентичности, когда у девочки есть мама и папа. Когда, по словам гештальт-терапевта Алены Юдиной, «старшая женщина дает девочке возможность наблюдать как она переживает удовольствие своей женственности». Когда папа любит маму и заботится о не и о дочери. Когда от папы девочка получает такое послание: «Ты моя дочь, я тебя люблю. Но моя женщина – твоя мама».

 

Но идеал встречается не так часто. И в этом «заслуга», как матери, так и отца! Случалось ли вам видеть семьи, где папа души не чает в дочери, при этом, забывая о существовании ее мамы? Наверняка, у вас были такие примеры. Казалось бы, что может быть лучше? Любящий отец! Действительно, «заброшенная» жена так и говорит: «Зато он дочь очень сильно любит, а она его обожает…». Говорит и вздыхает… И правильно делает, что вздыхает. Не только о своей горькой женской судьбе этот вздох, он – как пророк, предсказывающий такую же горькую судьбу для дочери.

 

В данном случае инициация пройдет под руководством отца. Мать исключена из процесса – то ли самим отцом (жена перестала его интересовать, он лучше на работе себя самовыразит), то ли самой матерью (муж перестал ее интересовать, она лучше с кастрюлями пообщается). Но женская идентичность, сформированная мужскими руками, - то же самое, что слабосоленая селедка, приправленная молоком: вроде блюдо, а есть опасно. В будущем девочка, которую папа боготворил, всегда будет строить «треугольник» в отношениях со своими партнерами «Я-папа-партнер». В результате интерес к мужчине, его ценность будет страдать. Еще бы! Как женщина может понять ценность партнера, когда навык проявлять заботу мама ей не передала? На выходе можно получить такую безжалостную амазонку, которая будет верховодить мальчишками, забивать их, обесценивать своего партнера. «Я буду крутой, как папа, а ты, мой маленький дружок, еще дорасти до меня и моего отца», - такой у нее будет девиз.

Вариант женщины, обесценивающей своих партнеров, можно получить в обратной ситуации, когда отец не видит свою дочь, не замечает ее, принижает. Тогда дочь будет за себя мстить и ее жизнь пройдет под лозунгом: «Папа, я буду круче тебя».

 

Впрочем, невнимание отца к девочке может развиваться и по другому сценарию. Папа, не принимающий взросление своей дочери, не видящий (или специально закрывающий глаза), как маленькая девочка превращается во взрослую женщину, как в ней меняются и жизненные ценности и физиология, рискует наградить дочь страстным желание доказывать свое существование всю оставшуюся жизнь. Причем доказательства будут не из простых. Девочка, сексуальность и женское начало которой не принималось отцом, может подтверждать их во взрослой жизни с помощью других мужчин, доказывая папе свою сексуальность. Это может быть постоянная смена партнера, быстротечные связи, в которых нельзя оставаться одной, или навязчивое желание работать в мужском коллективе. Холодность отца в сознании дочери всегда связано с матерью, мать становится объектом конкуренции: «Ее нужно «убить», иначе отец не станет моим никогда». С этим выводом, вынесенным из эдипальной фазы развития, женщина может прожить всю жизнь, предпочитая, к примеру, вступать в связи с женатыми мужчинами. Борьба за партнера с другой женщиной, на самом деле будет борьбой девочки с матерью за отца.

 

Повествование о девочках я закончу самоуважением. Когда девочке в семье не особо рады, когда она часто слышит о собственной неуместности, о том, что она мешает «и без нее дел хватает», она находится в постоянном чувстве виноватости: «Не понятно, что со мной не так, но, кажется, я в чем-то провинилась». Подобные месседжи от отца гарантируют дочери в будущем созависимые отношения, в которых она проживет долго, но несчастливо. Ведь сформированное чувство самоуважения позволяет сделать выбор, свой собственный. А когда эта опция нарушена, то женщина превращается в функцию – свари-убери-накорми-переспи-заработай. Наверное, мифическое понятие гармонии и равновесия в данном списке присутствуют. Но вам от него как, тепло?

 

 

 

 

Please reload

Блог

Избранные посты

Социальные ожидания, психическая глухота и гарантированный невроз

13.05.2019

1/6
Please reload

Архив
Please reload

Подпишитесь
  • Grey Vkontakte Icon
  • Grey Facebook Icon
  • Grey Twitter Icon
  • Grey Instagram Icon