Жертвы нарциссизма

Коллективное пространство социума всегда выдвигало требования к человеку. Долгие века эти требования относились к плоскости выживания. Современный мир к этому понятию добавляет качество выживания - в достатке и достижениях. Внешние атрибуты становятся главными причинами принятия человека в обществе.

Требования племенного мира были понятны человеческому разуму и даже можно сказать тривиальны. Инициацию проходили те члены общины, которые могли принести ей пользу собственными качествами характера и своеобразной идеей патриотизма по отношению к ней. То есть община принимала того, кто направлял свои индивидуальные навыки и способности на коллективное благо племени. Создавая коллективное благо каждый член общины способствовал созданию конструктивной связи с Великой Богиней - Великой Матерью.

Первобытный человек символически и буквально зависел от Великой Матери, от ее благорасположения (например, удачная охота или урожай) или от ее гнева (засуха, голод, мор). Поэтому действия каждого и "человека между мирами" - шамана - должны были способствовать установлению любовной связи между племенем и Великой Богиней. Жить в благополучном племени означало быть принимаемым самой Великой Матерью. Таким образом племя приняло на себя проекции коллективного материнского образа и его благосклонности в архетипическом контексте.

Эта первобытная зависимость присутствует и сейчас в архетипическом паттерне человеческой связи с Великой Матерью. Однако разобщенность современного социума нарушает привычный архаический механизм проекции. Причины благополучия современного "племени" представляются явлением размытым, с нечетким пониманием связи коллективного блага и индивидуального вклада каждого его члена, а также общественным обесцениванием “личности шамана”. Современный человек имеет смутное представление об инициации, он как будто лишен принятия сообществом в архетипическом понимании. Он вынужден искать это принятие через внешнюю атрибутику достигательства.

Швейцарский юнгианский аналитик Адольф Гуггенбюль-Крейг, в своей книге “Наивные старцы” определяет стремление к прибыли как мифологему современного общества и выдвигает предположение, что за стремлением наживы, получения прибыли скрыто большое психологическое значение. Он отмечает: “Мифологема стремления к прибыли, выступающего в роли важнейшего фактора человеческого развития, популярна не только среди предпринимателей; ее исповедуют чуть ли не все. Подавляющее большинство людей полагает, что работа предназначена только или прежде всего для того, чтобы получать жалование, прибыль. Призрачный Homo Oeconomicus поселился в головах политиков, предпринимателей, историков, и т.д.".

Популярность этого человеческого вида характеризуется тем, что “он вполне согласуется с доминирующим в настоящее время мифом материализма, подразумевающим, что все человеческие действия покоятся на материальной основе”. Гуггенбюль-Крейг предполагает, что вероятно, существует прямая связь между мифом материализма и приобретающим в последние годы все большее значение мнением о том, что способ обращения матери с младенцем имеет решающее значение для всей его последующей жизни.

Материализм, стремление к получению прибыли, сводит все жизненные явления к материи, которая бессознательно ассоциируется с матерью. Таким образом, можно предположить, что коллективная гонка за деньгами, материальными благами, достижениями является коллективным желанием быть накормленным матерью (как в физическом, так и в эмоциональном смысле), быть принятым ею и сообществом.

Миф материализма, о котором говорит Гуггенбюль-Крейг, непосредственным образом связан с другой коллективной мифологемой современности - с стремлением к прогрессу. “Многие современники убеждены, что человечество неуклонно идет вперед, идет путем прогресса, добиваясь все новых успехов. Те, кто не верит в материальный прогресс, возвеличивают духовный прогресс. Прогресс делает возможным рай на земле”, - пишет Гуггенбюль-Крейг. Прогресс заменяет вечное архетипическое желание вернуться в Эдемский сад. На уровне человеческой психики это стремление вернуться в материнскую утробу или в материнские руки, где человек чувствует себя в наибольшей безопасности. То есть опять-таки мы имеем дело с единственным страстным человеческим желанием - быть принятым и находиться в зоне благодатного внимания Великой Матери.

В таких коллективных паттернах мы существуем сегодня. Они, как многотонный пресс, давят на хрупкие плечи индивидуальной психики. И малейшее несоответствие коллективным идеям материального благополучия и прогресса погружает человека в глубокую бездну собственной ничтожности. Он встречается с этим несоответствием, попадает в стрессовые состояния и депрессивные переживания, главная боль которых - я плохой, мне не добиться благосклонности Великой Матери. Убежденность в этом создается еще и за счет неосознанного поиска тех, “кто лучше меня”.

Когда мы погружаемся в поиск такого "идеального" человека, в мысли о личном несоответствии общественным требованиям успеха, мы попадаем в собственные нарциссические лакуны, наши нарциссические раны обнажаются и провоцируют депрессивные состояния, степень тяжести которых зависит от того, как часто мы "уличаем" себя в неуспешности по сравнению с другими, как много и внимательно сравниваем себя с этими другими, как мощно и часто обесцениваем себя.

Карл Густав Юнг в свое время отмечал: “Мне часто приходилось видеть, как люди становились невротиками, оттого что довольствовались неполными или неправильными ответами на те вопросы, которые ставила им жизнь. Они искали успеха, положения, удачного брака, славы, а оставались несчастными и мучались от неврозов, даже достигнув всего, к чему так стремились. Этим людям не хватает духовности, жизнь их обычно бедна содержанием и лишена смысла. Как только они находят путь к духовному развитию и самовыражению, невроз, как правило, исчезает. Поэтому я всегда придавал столько значения самой идее развития личности”.

Духовность в понимании Юнга - это не посещение церкви или приобщение к сакральным истинам закрытого клуба избранных. Прежде всего, путь к духовности - это путь к Самости. Освобождение от ложного Я, знакомство с собственными чувствами, телесными переживаниями, личными отношениями к миру способствуют освобождению от нарциссических неврозов. Сравнивая себя с другими, мы часто забываем о том, что есть у нас самих. Гораздо чаще собственные навыки и способности кроются сознательно или бессознательно в Тени, а даже если мы проявляем свои таланты, то тут же стараемся снизить важность собственного умения, достижения, результата. Это несложно сделать в ситуации, когда общественные нормы размыты, социум ориентируется только на материальные достижения и подсовывает образчики высокого жизненного стиля.

Однако обретение собственной самоценности, замечание конструктивных плодов своего усилия, соотнесение запросов социума с собственными желаниями, ресурсами и ограничениями помогают распознавать нарциссические ямы и обходить их стороной.

Блог

Избранные посты
Архив
Подпишитесь
  • Grey Vkontakte Icon
  • Grey Facebook Icon
  • Grey Twitter Icon
  • Grey Instagram Icon

Москва,

Кривоколенный переулок, д. 14, стр.1 (метро "Чистые пруды"),

Тарутинская улица, д. 1, 

(метро "Славянский бульвар")

smovzhm@gmail.com

Телефон: +7 (916) 015-40-45

  • Facebook
  • Instagram

© 2016 Марина Смовж